Бизнес-завтрак от Latifundist.com: СЕО и председатель Правления A.G.R Group Игорь Шестопалов об открытии рынка сельскохозяйственной земли

1 июля 2021 года вступил в силу закон о рынке земель сельскохозяйственного назначения, принятый Верховной радой в прошлом году. Теперь земельные участки сельскохозяйственного назначения смогут покупать физлица-граждане Украины. По случаю принятого закона Latifundist.com в лице главного редактора Константина Ткаченко организовали бизнес-завтрак, одним из спикеров которого стал исполнительный директор и председатель Правления A.G.R. Group Игорь Шестопалов.

На встрече прозвучали следующие месседжи касательно позиционирования и стратегии A.G.R Group:

“Я считаю, что мы уже находимся в рынке. Реальные механизмы покупки/продажи земли есть уже сегодня. Та же аренда на 49 лет — это очень похожий инструментарий. Мы платим за нее такую же цену, как за реальную продажу. Если к нам приходит пайщик и говорит, что хочет продать землю сегодня — вот тебе договор на 49 лет, вот тебе деньги. Договор подписали. Он счастлив, мы — тоже.

Да, это не продажа. Но горизонта в 49 лет пользования землей нам вполне достаточно. Поэтому формальное открытие рынка и возможности продажи и покупки земли, по сути, означает лишь появление дополнительного инструментария. К чему я веду? На мой взгляд, о физическом спросе и реальном желании людей продавать землю вполне можно судить уже сегодня. Да, есть люди, которые продают свою землю. Им нужны деньги или, может быть, вынуждают к продаже какие-то обстоятельства. Но таких людей не очень много”.


“Мы и находимся в процессе покупки, но не совсем земли, а компаний, корпоративных прав. В этом году успели немного купить. Но с точки зрения стратегии самого холдинга — это не совсем покупка земли. В принципе, наша основная цель — работать по нашим пайщикам, то есть все, что наши пайщики будут готовы нам предложить продать, мы будем нацелены купить. То есть формально купить мы не можем, сделки мы заключаем либо в форме долгосрочной аренды, либо в форме эмфитевзиса. Не очень интересно, конечно”.

Рынок земли, в принципе, запускался под большим давлением. Возможно, это и является ответом на вопрос, почему до сих пор отсутствует необходимый инструментарий, банковское финансирование, внятные разъяснения. Возможно, это система сдержек, чтобы по форме рынок появился, а по содержанию все осталось как прежде”.

У нас в государстве среди политиков идет какая-то очень странная дискуссия. Мы на полном серьезе обсуждаем, нужен нам рынок земли или нет. У меня от этих дискуссий политиков мозги закипают. Я не понимаю, они издеваются или серьезно так думают. В мире осталось меньше 10 стран, где землей нельзя торговать, а мы все думаем: «А действительно ли время пришло?». И это при том, что рынок земли имеет достаточно высокую ликвидность, на продажу земли есть спрос, и если для запуска рынка предоставить хороший, ликвидный инструмент, Украина могла бы получить огромное вливание инвестиций.

Так нет, — мы не допустили на рынок иностранцев, не обеспечили его прозрачное функционирование и нормальное участие в нем банков. Поэтому, я думаю, мы не получим рынка земли 1 июля. Да, формально мы его откроем. Но вряд ли это можно назвать рынком”.

“Мы заинтересованы в привлечении пайщиков. На местах у нас есть специальные агитаторы, они агитируют селян заключать с нами договора. Привел к нам нового пайщика на 5 га — мы сразу платим 5 тыс. грн. И, если бы нам принесли договор аренды на те же 5 га, я те же деньги готов заплатить сразу. То есть мы постоянно находимся в переговорном процессе. В этом году, например, заключили уже две сделки — купили два юридических лица. Но переговоров было значительно больше. В чем проблема, как я ее вижу со стороны покупателя? Спрос на продажу и покупку земли есть. Но иногда нам сложно договориться, довести сделки до конца, так как очень много сложностей. Ведь когда владелец выставляет землю на продажу? Когда его уже подпирает, и вести переговоры в этой ситуации непросто. Поэтому, если бы был альтернативный механизм покупки земли, мы бы использовали этот инструментарий. То есть, если бы банк, взыскав залог, вышел на рынок, перед ним выстроилась бы очередь желающих приобрести землю. И у банка сразу изменилось бы отношение к риску, потому что земля — ликвидная штука, которую можно быстро сбыть. И тогда аппетит к риску сразу придет”.